Меню
Москва: ул. Тверская 12 стр. 8

8 (800) 333-14-77

7 (903) 006-00-44

Пн-Пт: 9-00 до 19-30
Сб-Вс: 10-00 до 18-00

Отто фон Бисмарк. Жизнеописание

Король, возмущенный такой действительно дерзкой для дипломатического этикета тех времен выходкой, ответил резким отказом и прервал аудиенцию Бенедетти. Спустя несколько минут, он получил письмо от своего посла в Париже, в котором говорилось, что Грамон настаивает, чтобы Вильгельм собственноручным письмом заверил Наполеона III в отсутствии у него всяких намерений нанести ущерб интересам и достоинству Франции.

<<<482.jpg alt='Наполеон III (Луи Наполеон Бонапарт) (1808-73), французский император в 1852-1870 годах' align=right>>>


Это известие окончательно вывело из себя Вильгельма I. Когда Бенедетти попросил новой аудиенции для беседы на эту тему, он отказал ему в приеме и передал через своего адъютанта, что сказал свое последнее слово.
Об этих событиях Бисмарк узнал из депеши, посланной днем из Эмса советником Абекеном. Депешу Бисмарку доставили во время обеда. Вместе с ним обедали Роон и Мольтке. Бисмарк прочитал им депешу. На двух старых солдат депеша произвела самое тяжелое впечатление. Бисмарк вспоминал, что Роон и Мольтке были так расстроены, что "пренебрегли кушаньями и напитками". Закончив чтение, Бисмарк через какое-то время спросил у Мольтке о состоянии армии и о ее готовности к войне. Мольтке ответил в том духе, что "немедленное начало войны выгоднее, нежели оттяжка". После этого Бисмарк тут же за обеденным столом отредактировал телеграмму и зачитал ее генералам. Вот ее текст: "После того как известия об отречении наследного принца Гогенцоллерна были официально сообщены французскому императорскому правительству испанским королевским правительством, французский посол предъявил в Эмсе его королевскому величеству добавочное требование: уполномочить его телеграфировать в Париж, что его величество король обязывается на все будущие времена никогда не давать своего согласия, если Гогенцоллерны вернутся к своей кандидатуре. Его величество король отказался еще раз принять французского посла и приказал дежурному адъютанту передать ему, что его величество не имеет ничего более сообщить послу".
Еще современники Бисмарка заподозрили его в фальсификации "эмсской депеши". Первыми об этом стали говорить немецкие социал-демократы Либкнехт и Бебель. Либкнехт в 1891 году даже опубликовал брошюру "Эмсская депеша, или Как делаются войны". Бисмарк же в своих мемуарах писал о том, что он только "кое-что" вычеркнул из депеши, но не прибавил к ней "ни слова". Что же вычеркнул из "эмсской депеши" Бисмарк? Прежде всего то, что могло бы указать на истинного вдохновителя появления в печати телеграммы короля. Бисмарк вычеркнул пожелание Вильгельма I передать "на усмотрение вашего превосходительства, т.е. Бисмарка, вопрос о том, не следует ли сообщить как нашим представителям, так и в прессу о новом требовании Бенедетти и об отказе короля". Чтобы усилить впечатление о непочтительности французского посланника к Вильгельму I, Бисмарк не вставил в новый текст упоминание о том, что король отвечал послу "довольно резко". Остальные сокращения не имели существенного значения. Новая редакция эмсской депеши вывела из депрессии обедавших с Бисмарком Роона и Мольтке. Последний воскликнул: "Так-то звучит иначе; прежде она звучала сигналом к отступлению, теперь - фанфарой". Бисмарк начал развивать перед ними свои дальнейшие планы: "Драться мы должны, если не хотим принять на себя роль побежденного без боя. Но успех зависит во многом от тех впечатлений, какие вызовет у нас и других происхождение войны; важно, чтобы мы были теми, на кого напали, и галльское высокомерие и обидчивость помогут нам в этом..."
Дальнейшие события развернулись в самом желательном для Бисмарка направлении. Обнародование "эмсской депеши" во многих немецких газетах вызвало бурю негодования во Франции. Министр иностранных дел Грамон возмущенно кричал в парламенте, что Пруссия дала пощечину Франции. 15 июля 1870 года глава французского кабинета Эмиль Оливье потребовал от парламента кредит в 50 миллионов франков и сообщил о решении правительства призвать в армию резервистов "в ответ на вызов к войне". Будущий президент Франции Адольф Тьер, который в 1871 году заключит мир с Пруссией и утопит в крови Парижскую коммуну, в июле 1870 года пока еще депутат парламента, был, пожалуй, единственным здравомыслящим политиком во Франции в те дни. Он пытался убедить депутатов отказать Оливье в кредите и в призыве резервистов, утверждая, что, поскольку принц Леопольд отказался от испанской короны, свою цель французская дипломатия достигла и не следует ссориться с Пруссией из-за слов и доводить дело до разрыва по чисто формальному поводу. Оливье отвечал на это, что он "с легким сердцем" готов нести ответственность, отныне падающую на него. В конце концов депутаты одобрили все предложения правительства, и 19 июля Франция объявила войну Северо-Германскому союзу.
Бисмарк тем временем общался с депутатами рейхстага. Ему было важно тщательно скрыть от общественности свою кропотливую закулисную работу по провоцированию Франции на объявление войны. С присущим ему лицемерием и изворотливостью Бисмарк убедил депутатов, что во всей истории с принцем Леопольдом правительство и он лично не участвовали. Он беззастенчиво врал, когда говорил депутатам о том, что о желании принца Леопольда занять испанский престол он узнал не от короля, а от какого-то "частного лица", что северо-германский посол из Парижа уехал сам "по личным обстоятельствам", а не был отозван правительством (на самом деле Бисмарк приказал послу покинуть Францию, будучи раздраженным его "мягкостью" по отношению к французам). Эту ложь Бисмарк разбавил дозой правды. Он не лгал, говоря о том, что решение опубликовать депешу о переговорах в Эмсе между Вильгельмом I и Бенедетти было принято правительством по желанию самого короля.
Сам Вильгельм I не ожидал, что публикация "эмсской депеши" приведет к такой быстрой войне с Францией. Прочитав отредактированный текст Бисмарка в газетах, он воскликнул: "Это же война!" Король боялся этой войны. Бисмарк позже писал в мемуарах, что Вильгельм I вообще не должен был вести переговоры с Бенедетти, но он "предоставил свою особу монарха бессовестной обработке со стороны этого иностранного агента" во многом из-за того, что уступил давлению своей супруги королевы Августы с "ее по-женски оправдываемой боязливостью и недостававшим ей национальным чувством". Таким образом, Бисмарк использовал Вильгельма I в качестве прикрытия своих закулисных интриг против Франции.


<<<483.jpg alt='Фридрих III - германский император и прусский король после Вильгельма I, правил 99 дней' align=left>>>

Когда прусские генералы начали одерживать над французами победу за победой, ни одна крупная европейская держава не вступилась за Францию. Это было результатом предварительной дипломатической деятельности Бисмарка, сумевшего добиться нейтралитета России и Англии. России он обещал нейтралитет в случае выхода ее из унизительного Парижского договора, запрещавшего ей иметь свой флот в Черном море, англичане были возмущены опубликованным по указанию Бисмарка проектом договора об аннексии Францией Бельгии. Но самым важным было то, что именно Франция напала на Северо-Германский союз, вопреки неоднократным миролюбивым намерениям и мелким уступкам, на которые шел по отношению к ней Бисмарк (вывод прусских войск из Люксембурга в 1867 году, заявления о готовности отказаться от Баварии и создать из нее нейтральную страну и т.д.). Редактируя "эмсскую депешу", Бисмарк не импульсивно импровизировал, а руководствовался реальными достижениями своей дипломатии и потому вышел победителем. А победителей, как известно, не судят. Авторитет Бисмарка, даже находящегося в отставке, был в Германии столь высок, что никому (кроме социал-демократов) не пришло в голову лить на него ушаты грязи, когда в 1892 году подлинный текст "эмсской депеши" был предан огласке с трибуны рейхстага.


Отто фон Бисмарк - канцлер Германской империи.

Ровно через месяц после начала боевых действий значительная часть французской армии была окружена немецкими войсками под Седаном и капитулировала. Сам Наполеон III сдался в плен Вильгельму I.
В ноябре 1870 года южно-германские государства вступили в преобразованный из Северного Единый Германский союз. В декабре 1870 года баварский король предложил восстановить Немецкую империю и немецкое императорское достоинство, уничтоженные в свое время Наполеоном. Предложение это было принято, и рейхстаг обратился к Вильгельму I с просьбой принять императорскую корону. В 1871 году в Версале Вильгельм I надписал на конверте адрес - "канцлеру Германской империи", утвердив тем самым право Бисмарка управлять империей, которую тот создал, и которая была провозглашена 18 января в зеркальном зале Версаля. 2 марта 1871 года был заключен Парижский договор - тяжелый и унизительный для Франции. Приграничные области Эльзас и Лотарингия отошли к Германии. Франция должна была уплатить 5 миллиардов контрибуции. Вильгельм I возвратился в Берлин, как триумфатор, хотя все заслуги принадлежали канцлеру.

Источник: http://www.numizmatika.ru

Добавлено: 25.05.2002

Статьи по теме:

Новости по теме: